18 January $61.53 €68.54

Последние новости

Дина Гайзатуллина считает, что России не хватает закона о молодежной политике

У ГК «А101» Михаила Гуцериева второе место в рейтинге по строительству жилья в Москве

Руководство Международной ассоциации бокса одобрило идею Умара Кремлева по проведению континентальных форумов

Эксперты: системе образования необходимо учить школьников работать с информацией

Владельцам электромобилей предоставят льготы

Поможет ли перемирие в Ливии вернуться российским социологам на Родину?

Партия «Зеленая альтернатива» назвала планы Австралии уничтожить тысячи диких верблюдов «очередным актом человеческой жестокости»

Умар Кремлев надеется, что Рождественские елки от Федерации бокса России реализуют спортивные организации в регионах

Спортсмены детской мотошколы обновили мотопарк благодаря «Белкамнефть» (ПФГ САФМАР Михаила Гуцериева)

В систему образования Москвы официально пришел киберспорт

Нет асбеста, есть проблема: Johnson&Johnson доказали отсутствие асбеста в детской присыпке

Общество

Во вторник 3 декабря 2019 года компания Johnson&Johnson заявила, что в её детской присыпке не было и нет никакого асбеста, пишет The Straits Times. Международная корпорация заказала масштабное исследование двум независимым лабораториями, которые исследовали тот же самый образец продукции компании, в котором ранее Управление по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) нашло следы асбеста.

Лаборатории провели в общей сложности 155 тестов 4 различными методами, но волокон «горного льна» в присыпке не обнаружили. По словам представителей Johnson&Johnson, причиной подобного расхождения в результатах анализов могло быть как загрязнение самого образца асбестом в рамках лаборатории FDA, так и ошибка сотрудника управления. В этом месте по правилам драматургии должна быть неловкая пауза.

Дело в том, что за последний год фармацевтический гигант Johnson&Johnson основательно сдал свои позиции, прогибаясь под шквалом судебных исков. 14 декабря 2018 года новостное агентство Reuters опубликовало журналистское расследование, утверждавшее, что в детской присыпке на основе талька в период с 1971 по 2000-е годы была обнаружена примесь асбестового волокна или частиц похожих на него. Этот тезис был подтвержден исследованиями FDA, и тут начался форменный кошмар для корпорации. Всего за несколько дней капитализация Johnson&Johnson упала на 10%, затем в июле 2018 года Bloomberg написал о том, как 22 женщины отсудили у корпорации 4,96 миллиарда долларов по «делу присыпки». В США судебные процессы, апеллирующие к данным FDA, возникают и по сей день, и Johnson&Johnson большинство из них проигрывает. О репутационных потерях говорить излишне. Сейчас же выясняется, что Johnson&Johnson невиновна в своих «грехах» — в её присыпке не было асбеста. Как же удалось так раскрутить информационный шум вокруг могущественной транснациональной корпорации, чтобы она, при всех своих ресурсах и возможностях, оказалась в позиции оправдывающейся, зависимой стороны?

Ответ один, и имя ему – асбест. В Западном мире страх перед этим минералом равен ужасу перед радиацией. С середины 1980-х годов США и страны Западной Европы объявили все виды асбеста канцерогенами, закрыли добывающие предприятия, а затем начали планомерно избавляться от минерала. Надо сказать, что это оказалось непросто – до переломного момента асбест использовался в строительстве, автомобилестроении, из него производилось огромное множество материалов, причем на производствах обычно сквозь пальцы смотрели на технику безопасности и условия жизни рабочих. Теперь все эти объекты нужно было перестраивать, и так уж вышло, что дома, в которых находили асбест резко падали в цене. К примеру, в 2017 году жилищный инспектор из Бруклина Александр Коган организовал бизнес по выдаче ложных свидетельств о наличии или отсутствии асбеста в конкретных зданиях, беря за свои услуги от 1 до 3 тысяч долларов.

Таких как он в США тысячи – с помощью асбеста можно оказывать неплохое давление на застройщиков, домовладельцев и всех причастных. Но это так, мелочи. В 2013 году в процессе банкротства асбестодобывающей компании Garlock Sealing Technologies, выяснилось, что среди исков суммарным объемом на 1,3 миллиарда долларов, большинство оказались поддельными. Более того, истцы умудрились подать иски сразу к нескольким компаниям такого рода при посредстве продажных адвокатов и врачей.

Нынешний президент США Дональд Трамп в своей книге «Искусство возвращаться» написал следующее: «Я считаю, что движение против асбеста возглавляет мафия, поскольку обычно именно связанные с мафией компании занимаются извлечением и утилизацией асбеста (из уже построенных зданий –прим. пер.). Политики оказались под большим давлением и, как обычно, политики уступили». С Johnson&Johnson, видимо, вышла такая же «ошибка». Раскрученный маховик общественного страха перед асбестом стал отличным инструментом для банального вымогательства и шантажа. Даже подозрения на наличие «горного льна» хватает, чтобы судьи вынесли обвинительный приговор, неважно, кому и зачем, а значит из этого родился вполне осязаемый бизнес. Впрочем, от этого есть только одна польза – если чем-то так сильно пугают, обычно оно не так уж и страшно. Асбест применяет в промышленности примерно половина планеты, и, при контролируемом использовании, его подвид хризотил-асбест не представляет угрозы для здоровья человека. Так что, может быть, процесс Johnson&Johnson принесет пользу репутации невинно пострадавшего