25 May $71.88 €78.44

Последние новости

С 13 по 29 мая МГПУ проводит серию вебинаров для учителей «Педагогическая перезагрузка»

Андрей Зинин рассказал о высокой востребованности новых образовательных активностей Московского Городского методического центра

Спрос на сельскую ипотеку превысил все ожидания

Мосметодцентр реализует 101 курс дистанционного обучения учителей столичных школ

Ведущие работодатели Москвы проведут шесть онлайн-встреч со школьниками

В ВОЗ оценили меры России против коронавируса

Илья Новокрещенов: в условиях коронавирусной угрозы очень важно правильно организовать образовательный процесс

Совладелец Belgravia Yachts Виктор Мартынов: количество возможных сценариев использования суперяхты увеличивается с помощью вертолёта на палубе

Немецкий регулятор отказался освободить «Северный поток — 2» от ограничений

Наталья Сергунина рассказала о программе проведения «Ночи в музее»

Наука и суд: онколог высказался о деле Johnson&Johnson

Общество

В долгом судебном процессе над корпорацией Johnson&Johnson появился новый поворот. Компания снимает c производства детскую присыпку Baby Powder. «Компания приняла решение на постоянной основе прекратить производство присыпки Baby Powder на основе талька. Решение будет действительно на территории США и Канады. Доля Baby Powder в общем объеме бизнеса потребительского здравоохранения Johnson & Johnson близка к 0,5%» — сообщила Johnson&Johnson на своем сайте. Также корпорация уточняет, что поводом для решения «стала дезинформация касательно безопасности применения и постоянный шквал исковых разбирательств».

На данный момент корпорацию обвиняют в загрязнении детской присыпки на основе талька волокнами асбеста. В частности, Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) США 18 ноября обнаружила присутствие на субмикронном уровне (не более не более 0,00002%) присутствие волокон в пробе, взятой из бутылочки, приобретенной у онлайн-ритейлера. Сначала в прессе фигурировали волокна «асбест», а затем появилось уточнение – статьи начали упоминать отдельный вид минерала – хризотиловый. Этот факт дает повод говорить о возможной нечистоплотности судебной и информационной кампании против Johnson&Johnson.

Так, в эфире RTVI хирург-онколог из Балтимора Вадим Гущин отметил: «Надо сразу сказать, что судебные разбирательства совершенно отдельно стоят от науки … На самом деле существует шесть видов асбеста, и только некоторые из них являются канцерогенами. Я так понимаю, что в добыче талька, что является основой этого baby powder, нашлись примеси в некоторых его видах. Нашли асбест, и неизвестно какой тип асбеста. Но поскольку название «асбест» сразу ассоциируется с опухолями, мезотелиомой, раком легкого, яичников, то все засуетились, почему бы не урвать у компании Johnson & Johnson хорошее вознаграждение за эту ужасную болезнь».

Согласно имеющимся научным исследованиям, хризотил-асбест является безопасным при контролируемом использовании. Например, в работе Кристи А. Барлоу «Длина асбестового волокна и её влияние на риск развития заболеваний», опубликованной 20 февраля 2018 года в журнале «Ингаляционная токсикология» ресурсом Taylor & Francis Online, рассматриваются все исследования токсикологии хризотил-асбеста за последние 20 лет и вывод, сделанный учеными один — хризотил не опасен для здоровья людей. В 2007 году решением Генеральной Ассамблеи ВОЗ был декларирован принцип дифференцированного подхода ко всем видам асбеста (проще говоря, принимать во внимание различия между видами асбеста, а также весь комплекс актуальных научных исследований на эту тему).

Если бы в детской присыпке Johnson&Johnson был найден другой вид асбест, амфиболовый, этот факт мог бы быть признан учеными как потенциально возможная угроза для здоровья пользователей присыпки. В недавнем прошлом рост профзаболеваний в США был связан с неконтролируемым применением амфиболового асбеста (сегодня амфибол запрещен во всем мире). В течение длительного времени антиасбестовые активисты настаивали на том, что все формы минерала одинаково опасны. Однако новые данные свидетельствуют о том, что после запрета амфибола уровень профзаболеваний резко сократился.

Тем не менее, сейчас в США сложилась практика использования антиасбестовой риторики в рамках давления на предприятия из реального сектора экономики. Среди громких историй, связанных с асбестом, выделяются фальсификация медицинских диагнозов; использование одного и того же рентгеновского снимка в сотнях исков; коррумпирование чиновников для получения экспертных заключений. Президент США Дональд Трамп, который еще в конце 90-х называл антиасбестовое лобби мошенниками, неоднократно обещал навести порядок в этой сфере, а руководитель Агентства по защите окружающей среды США в позапрошлом году заявил, что его ведомство более не будет заниматься вопросами, связанными с асбестом.

В течение многих лет американские суды не требовали доказательств влияния асбеста на здоровье. Фактически, любой человек, так или иначе контактировавший с материалом, мог рассчитывать на получение денежных компенсаций от производителя, продавца, строителя и даже работодателя. Такая ситуация способствовала развитию целого пласта адвокатских контор, паразитирующих на частном бизнесе и за процент отсуживающих деньги у ни в чем не повинных предпринимателей. Суммы денег, выплаченных по асбестовым искам, исчисляются миллиардами долларов. Их пересмотр может стать раскрытием одной из крупнейших афер XX и XXI веков.