15 October $64.37 €70.93

Кто пытается нажиться на ликвидаторах последствий 11 сентября?

Компании

Трагедия 11 сентября 2001 года оказала колоссальное влияние на сознание обывателя в США. Де-факто, предыдущим столь же громким поражением американского народа на «родной» земле был Перл-Харбор. Да, гавань расположена на Гавайях, но в бытовых представлениях американцев в 40-е годы этот участок земли считался не удаленной страной вроде Германии, Франции или, скажем, Вьетнама, а вполне себе территорией США со всеми вытекающими коннотациями. Тут же атака была проведена по всем правилам голливудских боевиков – всемирный торговый центр, небоскребы, самолеты, Нью-Йорк… И, естественно, героизм местных жителей. Полицейские и пожарные, подкрепляемые волонтерами из числа неравнодушных граждан, спасали людей из огня, разбирали завалы, помогали раненым. Потом прошло 18 лет. Согласно данным исследовательской группы американских ученых, опубликовавших свою работу в научном журнале Lancet, с 2004 года наблюдавших за состоянием здоровья 6 тысяч раненых в ходе теракта жителей Нью-Йорка и 10 тысяч спасателей и волонтеров, у 4 тысяч человек были выявлены онкологические заболевания разной степени тяжести на разной стадии. По их мнению, более высокий процент больных может быть связан с последствиями катастрофы башен-близнецов. Естественно, из этого крайне осторожного высказывания уже был раздут скандал, который является частью большой бизнес-схемы. Но обо всем по порядку.

По данным исследователей, среди заболеваний лидируют рак простаты, рак молочной железы и рак кожи. «Точно никто не может сказать, связано ли то или иное онкологическое заболевание непосредственно со взрывами башен-близнецов. Но данные исследований показывают, что за последнее время число случаев заболевания раком среди данного контингента возросло с 10 до 30%» — цитирует слова руководителя медицинского подразделения Пожарной службы Нью-Йорка Давида Презанта ТАСС. Осторожность высказывания медицинского работника понятна – установить корреляцию между возросшим количеством онкологических заболеваний в имеющейся выборке и участием в работах по ликвидации последствий обрушения двух огромных зданий на самом деле очень тяжело. Сам Давид Презант уточняет, что с возрастом частотность возникновения онкологии (в основном заболеваний желудочно-кишечного тракта и легких) повышается, что опять же скажется на последующем наблюдении за указанной группой людей. К исследованию врачей никаких претензий нет – они в основном озвучивают статистические данные, указывая на необычный всплеск онкологии и крайне осторожно размышляя о возможных причинах. Но, на то они и люди науки – без доказательств говорить не будут. То ли дело американские адвокаты.

«Люди разбирали завалы из миллионов тонн вредных для здоровья материалов, содержащих диоксин, асбест и другие канцерогенные вещества, подвергая себя реальной опасности заболеть раком легких, желудочно-кишечного тракта и других внутренних органов» — публично заявил нью-йоркский адвокат Мэттью Байон (цитата по ТАСС). Ему вторят коллеги, журналисты и многие другие публичные личности «Большого яблока», которые плохо понимают суть научного метода, но зато отлично знают, кто им платит.

Дело в том, что в 1970 году портовые власти Нью-Йорка и Нью-Джерси запретили использовать при строительстве Всемирного торгового центра хризотил-асбест в качестве теплоизоляции несущей стальной конструкции. Сделано это было в рамках большой антиасбестовой кампании, которая должна была защитить крупные корпорации от обвинений в несоблюдении техники безопасности на производстве. В США в то время добывали в основном амфиболовый асбест, который обладает длинными волокнами (они годами выводятся из легких и действительно наносят вред здоровью). Для сравнения, хризотиловый асбест обладает длиной волокна менее 0,5 мкм, а значит – выводится из организма за несколько дней, не успевая нанести вред. Но, власти США традиционно широким жестом запретили вообще весь асбест, а потом раздали преференции производителям синтетических аналогов… В итоге, случилось следующее. Максимальная температура горения авиационного топлива составляет 1020°С. Температура, при которой хризотил начинает свои свойства — 1500°С, что могло дать необходимые 4 часа времени на эвакуацию людей. Но нет — Южная башня обвалилась через 47 минут после столкновения, а Северная башня разрушилась ровно через 104 минуты. После запрета хризотил был использован только в Северной башне на конструкциях до 36 этажа.

Теперь сводим все воедино. При строительстве ВТЦ были использованы в основном синтетические аналоги хризотиловой продукции, которые не справились с нормативами по термоизоляции несущей конструкции (для зданий выше 52 этажей в США они составляют 4 часа сопротивления огню). Потом здания обрушились, погибло 2 977 человек. Затем тысячи человек разбирали завалы, а спустя 18 лет у них странно высокий процент онкологических заболеваний и… обвинить в этом без сомнений надо пресловутый хризотил-асбест! Американские власти пытаются всеми возможными способами снять с себя ответственность за эту трагедию, пытаясь обвинить в отравлении токсинами материал, которого де-факто почти не было в обломках ВТЦ. Его специально убирали оттуда в 70-е годы…

Ну и напоследок. В Нью-Йорке, да и в США в целом существует бизнес по извлечению асбеста (естественно, всех видов) из строений. Проще говоря, городские власти в содружестве с подрядчиками из строительных компаний могут заставить почти любого собственника жилья продать им за бесценок «асбестосодержащий» дом, а потом его снести или «перестроить». На месте бывших асбестовых заводов теперь находятся трастовые фонды, управляемые адвокатами – теми же самыми, которые подают иски, якобы защищающие пострадавших от асбеста. Вспомним раз за разом проваливающиеся иски против Johnson&Johnson. Раздутая истерия вокруг «горного льна» стала прибыльным бизнесом, а также прикрытием производства некачественных строительных материалов в содружестве с «крышующей» все эти процессы американской властью. Именно поэтому во всем винят асбест – иначе придется спрашивать с обвинителей, а это вредно для их здоровья. На это пойти нельзя, пусть даже обманывая героических ликвидаторов последствий трагедии, сутками искавших выживших под завалами, бросавшихся в огонь и вытаскивавших людей из рушащегося здания. Их, как водится, не жалко никому, да и защищать их никто не будет, разве что ученые добавят еще одного больного в свои статистические исследования.