25 February $92.75 €100.44

CGTN: в связи с изменением климата у нас заканчивается время, а не варианты

Пекин — сильное, быстро бьющееся сердце китайского процветания — славится тем, что это безопасный и стабильный город без природных катаклизмов. Но не летом 2023 года. Весь летний сезон столбик термометра не опускался, и дневные максимумы неизменно были выше 40 °C. Затем, после того как столица получила относительную передышку после изнуряющей жары, начались сильные дожди, затопив и вынудив переселиться тысячи людей.

Пока Пекин восстанавливался, аналогичные ужасные тенденции наблюдались по всему миру: самый смертоносный природный пожар в США за более чем столетие уничтожил Лахайну, Гавайи; разрушительное наводнение разрушило четверть Дерны, Ливия; экстремальная жара и усилившаяся засуха в Чили и на Африканском Роге; повышение уровня океана для островных государств… «Человечество открыло врата ада, — сказал генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш, — мы приближаемся к опасному и нестабильному миру».

Хотя сигнал тревоги и продолжает звучать, мы не должны терять надежду и сдаваться. Скорее, пришло время принимать меры. Китай и США, две крупнейшие мировые экономики, продемонстрировали свою политическую волю знаковым заявлением, сделанным в Саннилэндс. И возвращаясь еще немного назад, от Киотского протокола до Парижского соглашения, совместными усилиями были определены обязательные целевые показатели, которые должны ограничить выбросы и повышение температуры.

И Китай поступил в соответствии с провозглашенными принципами, следуя по пути ограничения максимальных выбросов углерода и стремления к углеродной нейтральности. От преобразования пустынь до очистки воздуха и разработки новых технологий, изменения структуры энергетики и просвещения населения о более здоровом образе жизни. Китай делает все возможное, чтобы культивировать более устойчивый цикл природы, покрывать прежние экологические долги, не делать новых долгов и стремиться сохранить Планету более креативными способами.

Изменение климата является глобальной проблемой, но связанное с этим бремя распределяется неравномерно. С одной стороны, на развитые страны со времен промышленной революции приходится большая часть удерживающих тепло выбросов. С другой стороны, развивающиеся страны создают меньше выбросов, но больше всего страдают от потепления климата. Обещания некоторых крупнейших экономик мира не принесли ожидаемых результатов, возникли задержки из-за политического тупика, бюрократической волокиты и дебатов о новых правилах ускорения предоставления помощи банками развития и частными источниками финансирования.

Несправедливость обжигает самое сердце климатического кризиса, и ее пламя сжигает надежды и возможности, как предупреждают мировые лидеры. «Мы не можем продолжать, — призвала Миа Моттли (Mia Mottley), премьер-министр Барбадоса, — ставить интересы отдельных людей выше жизней множества».

Как сделать так, чтобы общий результат был больше суммы его составляющих, чтобы все тянули в одном направлении? Необходимо лидерство, видение и многостороннее взаимодействие. Китай вместе с остальным миром играет лидирующую роль, стараясь сделать все возможное, чтобы снизить цены на энергию из возобновляемых источников, обмениваться знаниями и опытом реализации проектов, способствующих устойчивому развитию, и осуществить переход к эпохе низких выбросов углерода. Раз изменение климата является глобальной проблемой, только глобальный подход и совместные усилия могут превратить стремление в конкретные результаты и смягчить измененный нами климат.