19 January $61.53 €68.54

Последние новости

Иван Ященко заявил, что повышение математической грамотности школьников требует системного подхода

Дина Гайзатуллина считает, что России не хватает закона о молодежной политике

У ГК «А101» Михаила Гуцериева второе место в рейтинге по строительству жилья в Москве

Руководство Международной ассоциации бокса одобрило идею Умара Кремлева по проведению континентальных форумов

Эксперты: системе образования необходимо учить школьников работать с информацией

Владельцам электромобилей предоставят льготы

Поможет ли перемирие в Ливии вернуться российским социологам на Родину?

Партия «Зеленая альтернатива» назвала планы Австралии уничтожить тысячи диких верблюдов «очередным актом человеческой жестокости»

Умар Кремлев надеется, что Рождественские елки от Федерации бокса России реализуют спортивные организации в регионах

Спортсмены детской мотошколы обновили мотопарк благодаря «Белкамнефть» (ПФГ САФМАР Михаила Гуцериева)

Бактерии помогают медведям погружаться в спячку

Общество

Исследователи обнаружили, что в микрофлоре кишечника бурых медведей происходят сезонные изменения, которые, очевидно, помогают организму хищника переключаться в состояние спячки. В частности, у 16 медведей в образцах помёта нашлись колонии бактерий, способствующих отложению жира летом и сжиганию его зимой. При пересадке в организм лабораторной мыши «летние» бактерии вызывали у последней значительно более быстрое накопление жира, чем «зимние». Отчёт об исследовании опубликован в журнале “Cell Reports”.

Ведущий автор исследования, профессор Фредрик Бэкхед из Гётеборгского университета (Швеция), сказал по этому поводу, что обнаружение сезонных изменений в кишечной микрофлоре не стало большим сюрпризом. Зато установить важность той роли, которую различные микробы играют в энергетическом обмене впадающего в спячку животного, удалось впервые.

– Мы знаем, что микробиота очень активно реагирует на то, какую пищу мы едим, – сообщил Бэкхед “BBC News”. – Таким образом, если медведи много едят летом и вовсе не едят зимой, то понятно, что микробиота должна изменяться. Что мы выяснили из нашего исследования, так это то, что альтернативный состав микробов изменяет и характер накопления жира в организме.

При этом Бэкхед уточнил, что работа его группы никак не поможет решению проблем с ожирением у человека:

– Не думаю, чтобы результаты этого исследования удалось прямо привязать к проблеме ожирения. Летняя микробиота сделала бы вас жирным, а зимняя сопротивляется инсулину. Но, возможно, с помощью летних бактерий мы сможем найти способ справиться с проблемой недоедания и помочь пациентам, страдающим анорексическими расстройствами, в том числе раковым больным.

Для сбора образцов помёта исследователи обратились за помощью к Проекту исследования скандинавского бурого медведя, участники которого специализируются на мониторинге медведей в дикой природе. Привлечение специалистов стало особенно необходимым, когда потребовалось разбудить спящего медведя и собрать у него образцы помёта для анализа.

– Они исследовали зимний лес, находили медвежьи берлоги и стреляли по медведям зарядами с транквилизаторами, чтобы собрать образцы, – рассказал Бэкхед. – Потом они надевали на медведей радиоошейники, чтобы убедиться, что звери снова залегли в спячку и не проснутся до весны.

Кроме того, ошейники играли важную роль и позднее – летом можно было найти в лесах тех же самых медведей и сравнить, как изменилась микрофлора пищеварительной системы у одних и тех же особей. При этом исследователи решили не только зафиксировать ожидавшиеся изменения видового состава бактерий (сезонные изменения аналогичного характера ранее уже обнаруживались у белок и хомяков), но также протестировать воздействие микрофлоры на стерильных мышей.

– Эти мыши родились и выросли в условиях изоляции, они никогда не имели дело ни с какими микроорганизмами, – пояснил профессор Бэкхед.

Поэтому, когда учёные поместили медвежьих микробов в организм мыши, они знали, что никаких других бактерий там нет.

– Оказалось, что летняя медвежья микробиота вызывает у мыши куда более сильное ожирение, чем зимняя, взятая от того же самого медведя, – сказал Бэкхед.

Удивительно, но мыши с летним набором бактерий оставались при этом «метаболически здоровыми», подобно самим медведям, жиреющим каждый год.

– Хотя у них увеличилась жировая масса, это не повлияло на их толерантность к глюкозе, – сказал Бэкхед.

Другими словами, инсулиновая система организма, регулирующая уровень сахара в крови и вызывающая диабет при неверной работе, по-прежнему действовала как следует.

Медвежья микрофлора, таким образом, представляется одной из причин, почему эти крупные хищники могут ежегодно становиться ещё крупнее и при этом не страдать от этого так, как пострадал бы человек, если бы, например, пожелал устроить себе многонедельное обжорство в зимние праздники.