8 May $74.14 €89.51

Церковь обвинили в умышленном поджоге с целью скрытия экологических преступлений

Экономика

Как сообщила «Новая газета», пожар на территории Духовно-культового центра Московской патриархии в Геленджике (так называемая дача патриарха Всея Руси) в конце сентября мог быть поджогом, истинная цель которого — скрытие следов экологических преступлений.

«Ехал мимо по трассе в прошлые выходные, — рассказывает руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов. — Увидел из леса белый дым, остановился. Оказалось, дым идет из-за забора православной резиденции. Я перелез через забор и увидел спины двух убегающих людей. И тогда еще подумал, что могли сделать поджог, чтобы очистить территорию от краснокнижных деревьев». Владимир Иванов вызвал пожарных, которые за два часа потушили огонь. На территории около 100 квадратных метров выгорели краснокнижные растения — пицундские сосны, дубы, можжевельник.

Уничтожение краснокнижного леса при строительстве — главная претензия, которую «зеленые» выдвигают Патриарху Кириллу. Еще в 2004 году под резиденцию было выделено почти 2 гектара земли, которая относилась к Лесному фонду. А на землях Лесного фонда возводить капитальные строения по закону запрещено. Тем не менее началось масштабное строительство, заказчиком которого выступило ФГУП «Предприятие по поставкам продукции» Управления делами президента РФ, а подрядчиком — российско-сербская фирма «Путеви». Ситуацию усугубило то, что на этом участке массово произрастала пицундская сосна, занесенная в Красную книгу России. По оценкам общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу», было вырублено от 5 до 10 гектаров этой ценной породы, что доказывается, в частности, снимками из космоса.

Об этом «Новая газета» сообщила еще два года назад (см. № 69 от 01.07.09). И лишь в прошлом феврале, когда информацию напечатали уже несколько изданий, информационный отдел Московского патриархата выступил с опровержением. При этом патриархат ссылается на акт Росприроднадзора, согласно которому на территории духовно-культового центра «фактов вырубки деревьев не выявлено». Однако «зеленые» указывают на то, что этот акт составлен в декабре 2010 года, через несколько лет после вырубок.

Вопрос этот принципиален не только из-за имиджа РПЦ. По закону, за уничтоженные деревья строители обязаны платить денежную компенсацию в сотни тысяч рублей. А если деревья сгорели в огне, то выплаты компенсации можно избежать.

Источник: Новая газета