19 September $67.01 €78.36

Европе не удаётся справиться с нелегальными лесозаготовками на планете

Общество

Доклад европейских аудиторов утверждает, что проект ЕС по борьбе с мировой торговлей незаконно заготовленной древесиной, масштаб которой оценивается в 100 миллиардов долларов в год, плохо разработан, некачественно управляется и в целом демонстрирует свою неэффективность.

Предполагается, что вклад нелегальных лесозаготовок в производство человечеством парниковых газов составляет около одной пятой, и это больше, чем производят все мировые корабли, самолёты, поезда и автомобили, вместе взятые. Кроме того, рубки представляют собой угрозу аборигенным племенам, зависящим от леса, и мировому биоразнообразию.

Реализация направленного на пресечение нелегальной торговли плана, который обошёлся ЕС в 300 миллионов евро помощи 35 странам-партнёрам, началась 12 лет назад. На данный момент его результаты оцениваются в аудиторском докладе как «незначительные».

Четыре страны ЕС – Греция, Испания, Венгрия и Румыния – всё ещё не внедрили у себя правила регулирования лесозаготовок, предложенные Брюсселем пять лет назад. По этой причине названные государства по-прежнему представляют собой удобный коридор для доставки на рынок древесины, полученной от незаконного сведения лесов.

– Поскольку сила всей контрольной цепочки настолько же сильна, насколько сильно её слабейшее звено, то нелегальная древесина по-прежнему может поступать в ЕС через эти четыре страны, – сказал Карел Пинкстен, один из авторов доклада. – Евросоюзу следует навести порядок в собственном доме.

– ЕС не может и дальше разрешать доступ на свой рынок нелегальной древесине, заставляя при этом другие страны работать над проблемой всеми силами, – добавила один из руководителей лесной программы Всемирного фонда дикой природы Анке Шульмайстер.

По оценке Интерпола, доля нелегальных лесозаготовок в общемировом производстве древесины составляет до 30%. Штрафы за транзит нелегальной древесины через ЕС очень сильно варьируются – от 7500 евро в Болгарии до пяти миллионов евро в Чехии и отсутствия верхней планки штрафа в Британии.

Аудиторы также отмечают проблемы со стороны стран-поставщиков древесины. Речь, например, идёт о неудачных приоритетах при выборе стран, получающих помощь ЕС. Так, Либерия получила 11,9 миллиона евро на борьбу с незаконными лесозаготовками, хотя среднегодовой экспорт её древесины в ЕС составляет всего около пяти миллионов евро. Авторы проекта из Еврокомиссии сочли, что финансирование требуется, поскольку нелегальные лесозаготовки использовались как источник дохода для отрядов либерийских ополчений. В то же время Центральноафриканская Республика, чей древесный экспорт в ЕС равняется 18 миллионам евро, получила всего 6,8 миллиона.

– Когда вы сравниваете эти цифры, возникает ощущение какого-то сюрреализма, – сказал Пинкстен. – Дисбаланс между цифрами помощи и цифрами импорта из этих стран поразителен.

Несмотря на привлечённые в проект суммы, его авторы так и не выработали критериев оценки масштаба нелегальной лесозаготовки в странах-партнёрах, а также их готовности действовать или их важности как торгового партнёра. Плохо налаженные процедуры мониторинга, лицензирования, внедрения привели к провалу ряда подпрограмм, в том числе, например, по созданию системы слежения за движением древесины в Камеруне, на которую было потрачено 2,27 миллиона евро.

Еврокомиссия ответила на доклад следующим образом:

«Комиссия признаёт необходимость разработки более конкретных целей, промежуточных рубежей и общего плана, равно как и необходимость более систематического отслеживания… практических результатов программы. Рекомендации, данные в ходе оценки программы, в этом смысле определённо будут полезны».