9 December $73.85 €83.36

О запуске программы Олимпийского резерва рассказала президент Федерации триатлона России Ксения Шойгу

Общество

-Олимпийский резерв – как бы вы описали, что это такое в одном предложении? 

-Если описывать это одним словом, то это конкуренция. Вообще у меня есть ощущение того, что конкуренция является двигателем любого развития, особенно если оно нам нужно стремительное. Федерация триатлона прорабатывала эту идею при разных руководителях. Это долго было нашей мечтой, и наконец-то нам удалось реализовать эту инициативу.  

На данный момент у Федерации достаточно средств, чтобы запустить этот проект. И поскольку впереди всего три года, а не четыре, как обычно, перед Парижем и соответственно не восемь, а семь лет перед Штатами, то, конечно, нам надо бы подсобраться и выдать самые лучшие результаты, которые мы можем за этот период времени. 

Хотелось бы, что это стало стандартной практикой Федерации даже при условии, если я не буду занимать пост президента. Для нас это большое событие. Мы здесь ориентируемся на европейцев, в частности, на норвежцев, которые пропагандируют тренировки юниоров совместно уже со взрослыми спортсменами для того, чтобы каждый друг друга «подстегивал». И они считают, что эта система является наиболее эффективной.  

Чем больше  спортсменов, тем выше конкуренция, и, конечно же, тем интереснее, потому что я навсегда хотела бы отказаться от практики того, что сначала спортсмен занимается с личным тренером, потом он уезжает на сборы в сборную к другим тренерам, после этого он возвращается обратно к своему тренеру – считаю такой подход неэффективным – мы не понимаем, кто несет ответственность за спортсмена и за его подготовку, и за результат, не понимаем, кого награждать и кого наоборот ругать, если спортсмен пробежал хорошо или плохо.  

-Почему Федерация решила выступить с такой инициативой именно сейчас? 

Сейчас появились финансовые ресурсы и, соответственно, у нас близятся крупные международные мероприятия, в том числе Олимпиада.  

Что касается финансирования, то мы специально хотели бы подчеркнуть, что и закупка МТО (материально-техническое обеспечение) во многие регионы, и само финансирование всего Олимпийского резерва пойдет на 90% из спонсорских денег. 

-Правильно ли я понимаю, что основная задача резерва – это подготовка юных спортсменов к Олимпиаде?  

С точки зрения соревнований, разумеется. Но нашей основной задачей является выстроить систему по подготовке, воспитать и сформировать тренерский блок, написать достаточно большое количество учебных пособий и регламентов на эту тему, потому что сейчас такой документации просто нет. Важно также и снизить минимальный возраст для занятий триатлоном для детей для того, чтобы мы могли конкурировать с такими именитыми федерациями, как федерация плавания и федерация легкой атлетики. 

Если сформулировать успех этой программы в одном предложении, то это наши медали на протяжении очень долгого периода времени, не только на одной Олимпиаде в Париже, в рамках системы, которая понятна, прозрачна и которая работает. 

-Какие основные правила отбора будут и как вообще этот отбор будет проходит? 

В спорте всегда это отбор, который основан, в первую очередь, на результатах спортсменов. А также есть ряд биометрических параметров, которые уже на ранних этапах позволяют понимать, есть ли у спортсмена потенциал в плане профессиональной подготовки. Ориентируясь на эти показатели, мы понимаем, что через год, через два, просто за счет своего телосложения, за счет своих генов, он будет показывать дополнительный результат.