15 July $74.12 €87.39

Эксперт: возможная причина санкций против Гуцериева – политические игры конкурентов

Компании

По словам президента исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаила Тульского, есть две наиболее вероятные причины того, что экономические санкции Евросоюза, примененные против высших белорусских чиновников и национальных компаний РБ, в том числе, затронули российского предпринимателя, основателя ПФГ «Сафмар» Михаила Гуцериева. Политолог предположил, рестрикции были выписаны в отношении Гуцериева только лишь из-за того, что его фамилия часто упоминалась в одном ряду с белорусским президентом Александром Лукашенко. Еще одной вероятной версией случившегося эксперт называет политические происки конкурентов. Об этом пишет «Газета.Ru».

Михаил Тульский напомнил историю со скандальным задержанием в аэропорту Минска пассажира авиалайнера RyanAir, белорусского оппозиционера Романа Протасевича и его подруги Софьи Сапеги. После этого в средствах массовой информации появились сообщения, в которых одним из спонсоров оппозиционных протестов в Беларуси называли владельца «Уралхима» и «Уралкалия» Дмитрия Мазепина. Позже Протасевич рассказал, что его оппозиционный telegram-канал Nexta, среди прочих добровольных спонсоров, финансировал один из российских бизнесменов, чья компания регулярно подпитывала траншами по несколько тысяч евро противников режима. Имя таинственного благодетеля, по неясным причинам, Протасевич не раскрыл, однако намекнул, что это крупный предприниматель, занимающийся добычей природных ресурсов на Урале, и что он является прямым конкурентом другого солидного бизнесмена – Михаила Гуцериева, собственно, против которого и работала Nexta.

Весной этого года Александр Лукашенко заявил, что белорусские оппозиционеры обсуждали продажу нефтеперерабатывающего предприятия неким «обосновавшимся на территории РФ белорусам». Лукашенко также не назвал никаких имен, однако не секрет, что Дмитрий Мазепин хотя и является гражданином РФ, однако по национальности – белорус. Со своей стороны, Мазепин категорически опроверг свою причастность к финансированию Nexta, поскольку «подобные интриги – не в его убеждениях».