26 November $74.6 €83.68

Экологическая повестка становится значимой не только для «зеленых» активистов и политиков, но и для бизнеса

Экология

«Глобальное потепление», «парниковые газы», «углеродный след». Эти тревожные словосочетания мы слышим по несколько раз в день. И это отнюдь не пустые страшилки: изменение климата на 1,5 – 2°C сегодня обсуждают на самом высоком уровне — государственном и международном. Как и способы решения этой острой проблемы. Так, в конце октября лидеры стран G20 договорились в ближайшие 30 лет полностью избавиться от углеродных выбросов. Взяла на себя такую ответственность и Россия: президент РФ Владимир Путин поставил задачу достижения углеродной нейтральности к 2060 году. Однако совершенно очевидно, что эта глобальная цель будет недостижима без принятия конкретных обязательств представителями отечественного бизнеса.

Вполне ожидаемо европейские компании оказались лидерами в заявленном переходе к углеродно-нейтральной экономике: так, четверть эмитентов из старушки-Европы уже взяли на себя обязательства полностью избавиться от углеродного следа. Более того, согласно данным исследования HSBC «Курс на зеленое будущее: экологически устойчивое финансирование и инвестирование 2021», 97% европейских эмитентов намерены уже к 2025 году отказаться от экологически небезопасных моделей ведения бизнеса, которые могут негативно сказаться на их имидже в обществе. И почти 99,6% опрошенных считают наличие в компании ESG-принципов устойчивого развития (окружающая среда, социальная ответственность, управление) «жизненно важными».

Разумеется, России до такой сознательности еще очень далеко. Формирование экологической повестки у большинства крупных отечественных компаний развито слабо. Приятное исключение составляют те, кто участвует в мировых производственных цепочках: такие корпорации вполне сознательно, без всякого кнута инвестируют в своей переход на «зеленую экономику», чтобы не потерять конкурентное преимущество.

Например, энергометаллургический холдинг En+ Group объявил о своем намерении снизить до нуля выбросы парниковых газов к 2050 году, а к 2030 году сократить выбросы на 35%. В рамках плана по достижению нулевого баланса выбросов En+ намерена переходить на природный газ и водород. Компания «Татнефть», в свою очередь, реализует программу по обеспечению углеродной нейтральности по всей цепочке стоимости. В том числе, рассматривает проекты по использованию возобновляемых источников энергии, технологии улавливания и захоронения углекислого газа. S7 Airlines планирует добиться нейтральности к 2050 году, в основном — за счет обновления авиапарка. Со своей стороны, Х5 Retail Group обязуется в ближайшие 10 лет снизить на треть выбросы парниковых газов и коэффициент образования отходов.

По своему к сокращению углеродного следа подходят в «Норильском никеле». Российский горно-металлургический гигант стал первым игроком из пятерки крупнейших мировых производителей никеля, приступившим к выпуску углеродно-нейтрального металла. Это стало возможным благодаря компенсирующим мерам по снижению выбросов парниковых газов на всех этапах производства готовой продукции — от добычи руды до обогащения и рафинирования. Достичь значительного снижения эмиссии парниковых газов компании удалось за счет целой программы мероприятий: это и рост потребления энергии от ГЭС (до 55%), и модернизация энергетической инфраструктуры, и ввод автоматизированной системы контроля и учета (АСКУЭ), и минимизация теплопотерь в трубопроводах. В итоге, в июне 2021 года компания с успехом завершила путь к производству низкоуглеродной продукции, получив первые 5000 тонн никеля с нулевым углеродным следом. До конца текущего года компания рассчитывает произвести до 10 тысяч тонн никеля с нулевым углеродным выбросом, который будет переведен в токены.

Безусловно, экономика может успешно развиваться и при низком уровне парниковых газов, просто это будет другая экономика — сберегательная. Совершенно очевидно, что экологическая трансформация бизнеса может стать одним из главных драйверов создания и развития такой экономики в России.