21 August $66.78 €73.98

“Shell” и Нигерия не ликвидируют нефтяные загрязнения

Общество

Через три года после появления исследования ООН, согласно которому на ликвидацию нефтяных разливов в нигерийском районе Огониленд потребуется 30 лет, в Нигерии практически ничего не изменилось.

4 августа «Амнести Интернэшнл» и шесть других правозащитных групп заявили в своём отчёте о том, что ни “Shell Oil” (дочерняя структура “Royal Dutch Shell”), ни нигерийское правительство практически ничего не сделали для очистки территорий, загрязнённых при добыче нефти в дельте Нигера – несмотря на то, что в результате загрязнения жители десяти деревень района Огониленд вынуждены пить отравленную нефтью воду.

Нигерийская государственная нефтяная компания “Nigerian National Petroleum Corp.” пока так и не ответила на запрос агентства “Associated Press” относительно реакции нефтяников на критический отчёт правозащитников.

Детальная оценка ситуации в районах, где Нигерия ведёт нефтедобычу, была сделана в докладе Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) в 2011 году, где утверждалось, что для полной очистки территории может потребоваться до 30 лет.

«За три года, прошедших после публикации доклада ЮНЕП, правительство Нигерии и “Shell” не предприняли почти никаких заслуживающих упоминания действий, чтобы реализовать рекомендации доклада на практике, – говорится в отчёте правозащитников. – Отсутствие внедрения хотя бы одной из несрочных мер в полном объёме привела к утере доверия многих пайщиков. Даже срочные меры были реализованы лишь частично».

Среди срочных мер была названа организация водоснабжения деревням, пострадавшим от загрязнения. Но, по словам жителей, воду им доставляют нерегулярно, часто в недостаточном количестве, а иногда и в ненадлежащем качестве – вода «имеет плохой запах и малопригодна для питья».

В более раннем исследовании ЮНЕП приводилось несколько примеров отравления воды и почвы, в том числе в деревне Нисисиокен Огале на западе Огониленда: «Жители пьют из колодцев воду, концентрация бензола в которой в 900 раз превышает норму, установленную Всемирной организацией здравоохранения – при том, что бензол известен своими канцерогенными свойствами».

В июле 2012 года нигерийское правительство создало Проект ликвидации углеводородных загрязнений (HYPREP), который должен был провести в жизнь рекомендации ООН. Но по состоянию на июль 2014 года, как сообщается в отчёте правозащитников, «ни одна неправительственная организация не имела информации о каких-либо действиях HYPREP, направленных на исполнение своих задач».

Добыча нефти в Огониленде была прекращена в 1993 году, но, согласно докладу ЮНЕП, не всё оборудование было демонтировано – часть была просто брошена ржаветь и растаскиваться мародёрами. В январе 2013 года “Shell” запросила у нигерийского правительства разрешение на демонтаж оборудования, и получила его более чем год спустя, в феврале 2014 года.

«Достижения, о которых отчитывается “Shell”, на практике сводятся к почти полному бездействию, – говорится в отчёте правозащитников. – Жители Огониленда продолжают страдать от последствий полувековой деятельности нефтяной промышленности, загрязнившей их землю, воздух и воду».

Правозащитники обвинили “Shell” в том, что та больше занимается преследованием расхитителей нефти, чем действиями в соответствии с рекомендациями ООН, и что она не хочет нести ответственности за свои собственные действия. Нефтедобытчики, в свою очередь, утверждают, что в нефтепроводы в целях хищения сырой нефти устраивают врезки преступные группы, которые и являются главной причиной разливов нефти.

Нигерия, член Организации стран-экспортёров нефти – крупнейший производитель нефти и наиболее населённое государство в Африке. Но жители богатой нефтью дельты Нигера утверждают, что район по-прежнему плохо развит, зато страдает от повсеместных загрязнений, лишился питьевой воды и возможности прокормить себя через фермерство и рыболовство.

“Shell”, крупнейшая нефтяная компания, действующая в Нигерии, в настоящее время подвергается судебному преследованию в Британии – юридическая фирма “Leigh Day”, представляющая интересы рыбаков из дельты Нигера, настаивает, что нефтедобытчики не предпринимают надлежащих усилий для поддержания исправности нефтепроводов и защиты инфраструктуры от расхитителей нефти. “Shell”, со своей стороны, настаивает, что в своих действиях в Западной Африке руководствуется самыми строгими международными стандартами.